Уныние

Экспонат №4: Уныние

Помнишь свою мечту? Можешь чётко провести свой фантастический тамлайн грез от точки «А — я покорю весь этот мир, сделав его лучше», до точки «Б — отлавливая в тумане неразборчивых рассуждений, намёки на светлые отрывки о лучшем будущем?» Конечно помнишь, и можешь. Ты мастер в полировке несбывшихся надежд, и разрушенных звёздных кораблей. Само собой — может и не ты в этом виноват. Это всё отвратительные, мерзкие и непредвиденные обстоятельства втыкают тупые иголки под ногти позитивных рассуждений. Это всё заговор, хаос и несправедливость баланса, которые вытачивают из твоей души эталон чистого бессилия. Ты правдиво и честно пытался. Но потом — опустил руки, и член так и не сумел подняться. Ибо бесполезно, бессмысленно, и невозможно. Ещё бы — если все твои превозмогание можно пустить по ветру одним лишь обращением кого надо к кому не хотелось бы — то даже Астартес не станет рисковать. В таком случае — остаётся лишь хранить эту светлую скорбь. Убеждая себя, что это всё снаружи — но никогда не внутри тебя. Иди ко мне брат/сестра. Я обниму тебя за плечо, и мы шикарно проведём это крео в уныние и безмятежности.

Тлен и безысходность

Давай соберём в кучку все наши образы и представления, относительно такого явления как уныние. Что ты видишь? Может быть, ты видишь все эти полугрустные лица молодых людей, у которых сравнительно нет серьёзного повода для апатии? Или ты видишь  шрамы от методичных зарубков на запястьях своей сестры, с времён замены крика души — молчанием разума и тела? Или же ты видишь абсолютное отсутствие смысла вовлекаться в поток реки собственной жизни, поскольку в мире неопределённостей, коррупции и несправедливости — тебе всё равно обоссут крылья, и поставят клеймо? Вне зависимости от варианта (или же всё сразу), я неслыханно обрадую тебя — да — ты совершенно верно прав. Нет абсолютно никакого смысла проходить пустой трек рефлексий от любви и любознания через вереницу ебанутых экземпляров человеческих пороков — к совершенно предсказуемым результатам по типу предательства и разочарования. Не стоит даже задумываться по этому поводу. Ты же не хочешь снова хуй в жопе?

И продолжается эта ежедневная натяжка. Но если мрак осмысленного бессилия настигает тебя в середине дня — это сравнительно позитивная вещь, которая в принципе не сравнится с такой бомбой как уныние, настигающее тебя с первыми фотонами по шарам твоим блядским. Что может быть великолепнее чем проснуться, и пожалеть что тебе предстоит ещё один день, и ещё одна маленькая, мировая война, которую ты закончишь авансом белого флага? Ещё бы — ничего лучше и нельзя представить. Вся эта безмерная и беспонтовая борьба, предсказанные огорчения и негативные эмоции — всё это настолько потрясающе и охуенно, что порой ты даже не можешь себе представить жизнь без всех этих шаблонов. Которые и разорвать то невозможно — ведь они целиком и полностью состоят из пустоты прозябания и томной, серой грусти.

Но уныние унынию рознь, и твоё состояние может колебаться от лёгкой, безмятежной апатии с беззаботным отношением к жизни — в сторону наилютейшей депрессии, которая хуячит по твоим светлым чувствам ржавой бензопилой на малых оборотах. Отчего зависит глубина твоего подхода? От твоих навыков ковыряния в собственном кале, с умением выводить грамотно построенные итоги. Все вектора рассуждения сводятся в точку опускания взгляда в пол? — значит не в состоянии мыслить рационально. Спектр зациклен на осознании наличия проблемы, но решение отложено до лучших времён? — не умеешь красиво манипулировать временем. Всё понимаешь, знаешь но не видишь икса в уравнении? — ты вытянул не тот билет. Но подожди. Будет ли разумно отправлять тебя по креативам, не рассказав самую сакральную вещь — почему уныние пожирает тебя? Будет разумно, но коряво. К сожалению — наша красота проявляется именно в ошибках, а не идеальных формах.

Чё ты такой унылый?

Маленький, чистый и практически невинный, ты стоишь на балконе своего седьмого этажа. По улице проплывают тела прохожих разных формаций. Вот серьёзно промчался высокий, мускулистый мужик с грозным взглядом, и шикарными татуировками. Проходя мимо него, щуплый высокий парень с короткой стрижкой, похожий на самого благородного солевого джентельмена — бросает в его сторону презрительный взгляд, который через мгновение уходит сначала под ноги, а потом виновато в сторону, едва соприкоснувшись с траекторией взгляда двух влюблённых сердец идущих на него. Отчего им так весело, и почему они делятся этим с миром — тебе совершенно не понятно. Так же как и непонятно — почему три незнакомые тебе женщины пожилого возраста оккупировали твою любимую скамейку. Но именно в этом незнании кроется твоё желание быть частью всего этого. Быть причастным. И даже если судьба подобных людей  это последнее, над чем ты будешь задумываться в 7 часов вечера, стоя на балконе по улице Волкова дом 16 — все они будут оставлять в тебе след. Мягкий аромат цветов или резкий запах уксуса — решать уже тебе.

Впереди целый мир, который открыли специально для тебя. Вся эта красота знаний, мест и ситуаций, весь этот электрический вихрь чувств и эмоций — всё это персональный подарок вселенной на твоё совершеннолетие. Надо лишь немного подождать. И немного любить. Совсем скоро тебе откроется всё это великое таинство свободной информации и разноплановой деятельности. Ты сможешь быть кем захочешь, и отправиться куда пожелаешь. Заводить новые знакомства, делиться мыслями и достижениями, собирать вокруг себя хороших и умных людей. Природа наделила тебя разумом, и правом родиться красивым животным. Стало быть — твой успех и стремление обрести яркость зависит только от твоей хватки и желания, которое уже сейчас трудно сдержать в этом детском теле, и разуме взрослого человека. В этот день ты не особо озадачиваешься визуальной составляющей своего гардероба. Ты просто натягиваешь первые попавшиеся под руку одежды и пускаешься в танец уходящего лета. Еще без помощи лифта. Уныния не существует. Есть только благость в ожидание самостоятельной жизни…

…Только не убей меня! — Он произносит это еле слышно, почти шёпотом. Он говорит шёпотом только в одном случае. В случае превышения скорости. И этот день как раз-таки и представлял из себя седьмой день адского марафона, конец которого приходился на воскресенье. Как же это иронично. Сейчас мы последний раз предадим свой адреналин в угоду божества Эльдар, и уже к вечеру катарсис начнёт отбивать в наших висках чечётку и апатию, медленно переходящую в попытку держать глаза закрытыми чуть больше десяти секунд. Но это будет нескоро. Сейчас — я возьму этот ебучий баян, и с сосредоточенной улыбкой начну закалывать его как последнюю грязную свинью, которая уже седьмой день подряд ебёт мне мозги своей паранойей и шизой. Я отмщу ему за все попытки собрать хлебные крошки на кухне, и за все нечеловеческие действия над моим планшетом. Без моего ведома…

… Заебал! Ты что творишь! — Мой катарсис начнётся прямо сейчас, потому что я решил пойти на выход раньше него. Я всегда любил озадачивать нищих волей подобными выходками. Я люблю уходить, когда всё только начинается. Но сегодня — я превзойду сам себя. И надеюсь, что он меня не прирежет в припадке. После пяти свежих отверстий рядом с его венами, проделанных мной с целью перевоспитания старшего поколения — я просто отдаю машинку в его руки и выхожу на балкон. Единственный незастеклённый балкон во всём доме. То есть ты понимаешь — на тебя обращает внимание все четыре подъезда напротив, особенно когда ты выходишь покурить. Особенно, когда твой собрат по острым забавам, пытается рассмотреть снайпера на крыше напротив. Особенно, когда он выходит из ванной с руками в крови, и направляется в сторону балкона. Эдакий аквариум, с двумя морскими коньками. Если бы мы брали деньги за это зрелище — мы бы заработали на этом свой первый миллион.

… Кем ты хотел стать когда вырастешь? — Теперь я могу поговорить в его сторону, и учинить самый откровенный приход в его жизни. Эти моменты уже никто точно не забудет. Никогда. Ведь что может быть более обжигающим мозг, нежели скоростная, концентрированная правда человеку-марафонцу?

— Космонавтом, наверное. Или спецназовцем. Не могу сказать точно. — Но я всегда чувствовал одну нерушимую идею — жить в сплочённом мире, полном красивых и счастливых лиц. Мире, полном слов благодарности и гениальных идей. В мире технологического прогресса, где уже не будет места пережиткам рабовладельческой системы и феодального строя. Короче — я хотел обрести себя в утопии…

— И где ты обломался? — Я смотрю на его окровавленные руки, которые нервно сжимают машинку, что та аж скрипит, угрожая треснуть. Я прекрасно помню, как начинает прокручиваться плёнка этой охуительной саги, где раз за разом страх тянет щупальца к здравому смыслу. Где в ответ на улыбку — получаешь две угрозы. Где каждый попирает твою наивную невинность, пытаясь как можно скорее обратить её в свой профит, с соответствующим гешефтом. Каждый день, на протяжении многих лет я собираю вокруг себя экспонаты человеческих грехов, которые только и могут что рефлективно плакать и кровоточить, тыкая пальцем в любую грязную дырку. В каждую дырку — но в свою — уж извольте. Ведь как там дилемма состоялась — «Должно ли зло, непременно предшествовать злу?» Все ненавидят всех за всё. А когда устают ненавидеть — сгорают, истощая нервные запасы. Нет больше сил плакать, кричать или любить. Есть только нерушимая апатия ко всему происходящему. В том числе и к себя. Апатия, порождающая уныние.

— Отъебись от меня. Заебал уже за неделю.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: